Долина Спити

Путь важнее точки назначения?

Мы проехали 250 км по самому впечатляющему горному ландшафту по эту сторону Луны. Мы катались на гребнях волн горной пустыни Гималаев…. Мы почти не ели, чтобы выдержать горный путь максимально бодро. Из-за перепада высот нещадно болела голова, но усталость и боль вымещалась внутренним ощущением воли.

«Как далеко находится монастырь Табо»? — спрашиваю я моего водителя из Химачала, когда он паркуется на стоянке. «Апне декха нахин.. ии хай» (разве ты не видишь? Вот он!) — говорит он, очень указывая на скопление неуклюжих жестяных крыш. Первое, что бросается в глаза, когда мой взгляд наконец останавливается на монастыре, — его непритязательная внешность. Глиняные стены святыни незаметно растворяются в деревенском ландшафте из ив и абрикосовых деревьев. В этом первом взгляде на деревню и монастырь есть что-то разочаровывающее… (с учетом того, что чтобы попасть в эту почти последнюю точку долины Спити, мы ехали 14 часов из Манали….) Но, друзья, разве не сказал кто-то из мудрецов, что путешествие всегда важнее точки назначения?

Наверное, это было сказано о Долине Спити,.. или, быть может, обо всех долинах Малого Тибета, или о Трансгималаях в общем смысле? Здесь всюду точка назначения, пока идешь к монастырю — меняешься внутри, совершаешь внутреннее преображение.

Я все еще не иду в монастырь, а смотрю на сюрреалистические сине-зелено-коричневые гряды гор на расстоянии. В них порода земли — железо, медь, серебро. Они мерцают под лучами заходящего солнца.

Табо был только поводом для этого путешествия. Мои причины приехать сюда были где-то внутри, подо мной, скрытыми от меня.. Меня позвало путешествие, дорога, горы… все вместе. Что-то здесь было частью меня, я должна это забрать с собой в Россию.

Долина Спити

Подойдя к воротам монастыря, я увидела что у меня есть лишь тридцать минут до закрытия. не решаясь входить в святилище немытой после пыльной дороги, я решила отложить экскурсию в этт буддийский монастырь до завтрашнего утра. Боги Гималаев любят чистоту и порядок. По индийской и тибетской традиции храмы посещают после принятия омовения, на пустой желудок — когда ум и живот — чистые и пустые.

На следующее утро я проснулась в шесть утра, вместе со звуком буддийских раковен через окно. Мой гестхаус находился прямо при монастыре. Я поднялась, привела себя в порядок, и, не теряя времени, отправилась к воротам Табо на экскурсию.

Табо — комплекс из девяти храмов и пещерных святынь. Это старейший непрерывно функционирующий буддистский анклав в Индии. Когда я захожу в монастырский комплекс, мне все еще интересно — сколь правомерно ли его единоличное притязание на славу. Что это за застывший во времени памятник религии, который превратился почти в реликвию. «Буда родился в Индии» — умаю я. «Он жил на этой земле,.. раньше когда непальская граница была дрогой — все это была одна земля».

В этот раз мне предстояло увидеть тибетский монастырь в Индии, «ваджраяну» ,»северный буддизм», — каким он стал после ассимиляции с местной религией бон.

Античность обладает гипнотической аурой. Секрет ее притягательности заключается нашей неспособности полностью поместить эту древность в ее первоначальный контекст. Мы не понимаем каким было время 1000 лет назад. Мы пытаемся ухватить это время сейчас, но вместо этого куда-то летим, соскальзываем в собственное небытие… когда мы были песчаными бурями, которые носились по Спити, по Табо,… когда мы еще не знали что родится дальше — в будущем… Но Табо не просто старше тысячи лет. Табо — Вундеркинд. Этот монастырь — уникальное сочное изобилие безмятежности человеческого ума, пропитанного медитациями, просветляющими всех других — кого этот ум касается.

Табо — художественное произведение искусства. Настенная живопись, старинные тханки (буддийская иконография) — его отличительная особенность. Цуглаханг (главный храм буддийского комплекса) — является наиболее ярким свидетельством удивительной творческой энергии мастеров, которые создали этот монастырь. Он старше чем любой из восьми других храмов в комплексе. Цуглхакханг провозглашает огромную благочестивую волю своих основателей. Историки искусства высоко оценили изощренность философской конструкции, лежащей в основе иконографической панорамы главного зала Табо. Они оценили ясность и изящество его визуального выражения. Даже простой мирянин, обыватель оценит силу и старинный дух этого немого, слишком тихого .. изолированное, безмятежного — пространства. Разве возможно, чтобы было так тихо и одновременно присутствующе? Кто смотрит на нас со стен, когда мы ходим кругами по молитвенному залу со свечой на алтаре? Кто эти будды, бодхисаттвы, дакини — глядящие с алебастровых постаментов? Кто были те художники что сделали это?

Табо был основан членами королевской династии Пуранг-Гуге в западном Тибете. Согласно основной, общепринятой истории основания Долины Спити -верхние Киннаур, Спити, Лахаул, Занскар и Ладакх впервые попали под номинальное правление этой тибетской династии в середине 10-го века н.э. Примерно в последней четверти 10-го века третий король Хорре, позже известный под именем Еше Од, начал интенсивную миссионерскую кампанию по обращению людей соседних земель и стран в буддизм.

Предположительно, в результате драматической географической изоляции (отрезанной от остальной цивилизации высокими горами и недоступными перевалами), распространение буддийской мысли в этих местах в то время было слабым. Ритуальные практики, в частности, находились под сильным влиянием местных культовых традиций (анимизм, бон). Йеше-Од хотел «очистить» местную буддийскую практику от ее побочных народных влияний. Он заручился поддержкой ученого-монаха Ринчена Цангпо (958-1055 г. ), который тогда вернулся из Кашмира. Эти двое, а затем внучатый племянник Йеше-Ода и его преемник Джангчуб Од — основали Табо в 996 году. Джангчуб Од был ответственен за обширную реконструкцию, которая началась 46 лет спустя в 1042 году. Это событие,знаменовало собой «Второе распространение буддизма».

Табо возник на перекрестке двух древних торговых путей (Индия-Тибет) как центр высокого буддийского обучения. По поручению Еше Ода — Ринчен Цангпо отправился в Индию со студентами, учеными и художниками и приступил к своей колоссальной работе по созданию еще нескольких монастырей. Легенда гласит, что он основал целых 108 храмов и ступ в Западной Гималаях. Известно, что Ринчен Цангпо перевел множество томов буддийской дхармы с санскрита на тибетский. Получив звание «Великий переводчик» он получил возвышенное положение в буддийском пантеоне Махаяны.

Скульптуры монастыря, расположенные в основном на южной (слева при входе) и северной стенах Ду-хана (актовом зале Цуглаханга), сложены в натуральную величину, и выглядят столь.. живо… что немного.. пугают, смущающе посетителей гомпы.

Когда я вошла сюда из залитого солнцем двора монастырского комплекса, а затем не спеша, у меня возникло ощущение, что я погружаюсь в сон. «Это не по-настоящему» — подумала я, ощущая мурашки по коже. Все эти потрясающие образы плавали в своей телесной форме, в темноте монастыря — как живые боги. Прежде чем волшебное заклинание разрушилось, я стояла в замешательстве, ожидая, что Бодхисаттвы заговорят на каком-нибудь знакомом мне языке, возможно на русском. В этот момент в зал вошел кто-то из индийских туристов… Я услышала знаменитое индийское «кья бат хэй!» («это что-то!»).

Помимо фресок, которые украшают стены и потолки храмов комплекса, главное святилище имеет 32 настенные лепные скульптуры которыми и славится монастырь. Тридцать две изящные статуи расположены по обе стороны от величественного четырехликого Будды Вайрочаны. Вайрочана символизирует собой просветленный ум Будды. Монастырь Табо -мандала просветления Ваджраянского буддизма. Он предполагает секретные пути просветления — тантру. В руках у Вайрочаны — дхармачакра. Все божества образуют собой мандалу Ваджрадхату. За изображением Вайрочаны (в дальней части святилища) находится трехстороннее ограждение — внутреннее святилище со статуей Амитабхи (один из пяти татхагата-будд) с двумя меньшими бодхисаттвами — по одному с каждой стороны.

Фрески и остатки от оригинальных настенных росписей в тайном святилище демонстрируют, временной отрезок Еше-Ода — основателя монастыря. В 996 году н.э., художественная культура Спти развивалась под влиянием Кашмира и Аджанты. Это дало Табо эпитет «Аджанта Гималаев». Элементы монастыря расстроенные в 11 веке имеют уже совершенно новую эстетику. Другие молитвенные залы в этом комплексе в основном датируются 15-17 веками. Таким образом, Табо представляет собой целое тысячелетие в развитии западного тибетского искусства со стилями и влияниями от кашмирского до непальского, китайского и палаского. От восточных буддийских опорных пунктов — до Наланды, Викрамашилы, Одантапуры.

Главный зал (Цуглаханг) так сильно поднимает планку ваших притязаний на буддийское великолепие, что ничто более из того, что вы увидите в комплексе — не будет более соответствовать вашим запросам. Особая созидательная энергия слишком масштабна, чтобы здесь, на этой земле с этим главным залом Табо могло существовать другое подобие…

Табо демонстрирует собой особое рвение его отцов-основателей обратить людей в буддизм, вернуть буддизму силу и авторитет. Это то миссионерское рвение, которого мы так иногда боимся, которое порой кажется нам навязчивым. Это голос творческого вдохновения и окрыленности божественным опытом…

Когда-то покрытый слоем золотой пыли, Сер-Ханг (Золотой Храм) был тщательно отремонтирован Сенге Намгьялом — правителем Ладакха, в 16-м веке. Зеленая Тара и богиня Уснишвиджая заслуженно привлекают внимание среди всех других росписей. Киил-Хорханг («Храм мистической мандалы») имеет огромную фреску Вайрочаны, окруженную восемью бодхисаттвами. Именно здесь молодые монахи вводятся в орден гелугпа через ритуальное посвящение.

????????????????????????????????

В Бьямпе Ченпо Лакханг («Храм Бодхисаттвы Майтреи») находится статуя высотой 91/2 фута Бодхисаттвы Майтреи (будущего Будды), символизирующая переопределение Дхармы в следующую эпоху. Дромтон Лакханг находится на северной окраине комплекса и, как говорят, был основан Дромтон-па (1008-1064 г.).

К северу от деревни (слева от вас, когда вы приближаетесь к Табо из Казы), находятся небольшие естественные пещеры, которые были неотъемлемой частью монастырского комплекса 10-го века. Говорят, что Табо является единственным буддийским паломническим монастырем у которого есть естественные пещерные святыни на том же месте, что и монастырь. На открытом грунте к востоку есть наскальные рисунки до буддийского периода, на которых изображены свастика (бонский символ), горные козлы, пантеры …

В Жалме («Камерная комната с сокровищами») находится храм 17-го века, где есть фрески Будды, его учеников и защитников буддизма (джхармапады) — они совсем свежие и выполнены в чистом тибетском стиле. Маски, оружие и ритуальные костюмы хранятся в Гонкханге, который закрыт для посетителей. Дромтон Лакханг («Большой храм Дромтона») является вторым по величине в комплексе. На его передней стене изображен Гаутама Будда Шакьямуни в окружении Шарипутры и Модгаляйаны. На других стенах находятся восемь Будд Медицины и королевские стражи. Главным божеством Гонханга («Храм Махакалы Ваджрабхайрава») является покровитель школы Гелугпа. В храм входят только после ритуальной защитной медитации и пуджи. Он также известен как «Храм ужаса». Несмотря на богато украшенные стены, Карбюм Лакханг («Белый Храм») является наименьшей из всех святынь.

Несмотря на то, что все в этом мире медленно сдается «прогрессу», отпечаток прошлого Табо по-прежнему жив. Это связано с его изоляцией от остальной части Индии. Деревня Табо живет за счет земледелия и натурального хозяйства. Здесь проживает менее 400 человек, местное население все еще являет преданное отношение в народные божества, до сих пор практикует анимистические ритуалы, которые так тревожили их прозелитистов в былые времена.

Приглашаю вас посетить монастырь Табо вместе со мной, в одном из моих туров по Долине Спити!

www.spiti-valley.ru

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *