Глубокие туры. Путешествия для души

Switch to desktop Register Login

Воспоминания, сновидения, размышления

"Чем отличается гений от безумца? Безумец видит, но не знает, как это передать. А гений может это переложить на язык сознания".

К. Юнг.

Несколько лет назад одно издание обратилось ко мне с просьбой написать для них статью о русских туристах. Зачем люди приезжают в Индию и что это за люди. Об этом. И я поняла – это не моя тема. Люди, которые приезжают ко мне никогда не были для меня "туристами". Они просто помогали мне познать собственную жизнь.  

Недавно мне попалась книга мемуаров Юнга. Это одна из лучших книг, что я когда-либо читала.
Carl Gustav Jung
Он поразил меня своей глубиной и открытой беззащитностью перед бытием. Бытием в которое он нежно проникал, пытаясь познать собственной кожей его невидимые глазу неровности, помарки, тени. Белый лист каждый раз сгибался под его тонким взглядом – «почему»? – спрашивал он между строк.

Юнг не хотел писать свои мемуары. Он не был творческим человеком. Он не был религиозным человеком. Он был уникален. Он был очень честным с собой, стремился к максимальной откровенности с самим собой, и под конец жизни, он устал от установок, шаблонов, и книги «великих людей» -  что отчасти были виновниками искусственных идеалов и стандартов мира.

Юнг не желал этой книги, но постепенно втянулся в ее написание, осознав, что через нее может оставить миру совсем другое послание – отличное от того, что оставила его профессиональная жизнь. Он не был психоаналитиком. Он постигал здесь жизнь.

Юнг пережил опыт смерти и вернулся обратно с памятью об этом опыте. Он осознавал путешествие в другой мир и чувство абсолютной любви, которое его там растворило, обратив все сущее в свет. Это было уже в зрелые годы. После того как Юнг получил известность и признание мира. И в этом возрасте все, во что он верил, все чем он был - рухнуло. Он стал жертвой затяжной депрессии, от которой ранее первым изобрел лекарство.

Когда Юнг был молодым, он поклонялся черному камню у себя на чердаке. Это была его тайна. Какое-то время он раздумывал  стать священником. Церковь его притягивала и отталкивала одновременно...

В конце жизни он все это вспоминает, пишет сначала под диктовку потом сам. Пишет, живя в одинокой башне  у моря, просыпаясь ночью от топота хороводов неприкаянных душ, уже один, без жены.

В это серой, немного мрачной картине созданной Юнгом в его «Воспоминания, сновидения, размышления» он не говорит о своих пациентах. Он пытается заключить свой мир в нечто цельное, сделать заключение о целом.  И там, в самом конце своей жизни, он говорит, делает вывод - главным феноменом этого мира является ЛЮБОВЬ....

 Сейчас я думаю, что мои клиенты – люди, которые приезжают в Индию - примерно то же самое, что и пациенты для Юнга. Он учился у них. Я постигаю через мой личный жизненный опыт. Встреча и роли - внешний повод, чтобы прожить обязательную драму жизни от которой не уйдешь пока не познаешь этот опыт.

Все это – весь феноменальный мир, его формы и законы меркнут перед таинством Любви, таинством смерти и существованием Бога.

Наша профессия ни о чем не говорит. Она может быть любой. Она позволяет собирать мир в уникальный "личностный" опыт, раздвигать его, сдвигать. Складывать этот мир в пирамиды, дворцы, или башни на пляже, куда по ночам приходят призраки.

Но в целом, для самой личности, на пороге смерти, имеет значение лишь то, на сколько выросла душа, на сколько она была Возвышена над этой холодной плотью Земли. "Познал ли ты любовь"?, – ту земную любовь, которая не может быть постигнута, но которую можно познать.... Любовь которая приходит и задевает собой весь человеческий опыт, зачеркивая его или, наоборот, наполняя незыблемым смыслом. Была ли проделана работа по превращению материи в дух? Имела ли место алхимия...?

"Моя медицинская практика, как и личная жизнь, не раз давали мне возможность столкнуться с загадками любви, которые я никогда не мог разрешить.

Подобно Иову, «руку мою полагаю на уста мои» (Иов. 39, 34). Здесь скрыто самое великое и самое малое, самое далекое и самое близкое, самое высокое и самое низменное. И одно не живет без другого.

Нам не под силу выразить этот парадокс. Что бы мы ни сказали, мы никогда не скажем всего. А рассуждать о частностях — значит сказать либо слишком много, либо слишком мало, поскольку смысл обретает лишь единое целое. Любовь «все покрывает, всему верит... все переносит» (1 Кор. 13, 7). Здесь все сказано.

Воистину, все мы или жертвы, или средство великой всеобъемлющей космической «любви».

Я беру это слово в кавычки, потому что речь идет не о страстях, предпочтении, желании или благосклонности и тому подобных вещах, а о том, что выше индивидуального, — о некой целостности, единой и неделимой.

Сам будучи только частью, человек не способен постичь целое и не располагает собой. Он может смириться, он может бунтовать, но всякий раз оказывается в плену этой силы. Он от нее и зависит, и на нее же опирается.

Любовь — это его свет и его тьма, конца которой нет и не будет.

«Любовь никогда не перестает» (1 Кор. 13, 8) — говорит ли человек «языками ангельскими» или языком науки, изучая жизнь от простейшей клетки до основ мироздания. Все его попытки дать название любви, если даже перебрать все известные ее имена, окажутся тщетными — бесконечным самообманом.

И, если у него есть хоть капля мудрости, ему придется смириться, обозначив неизвестное через более неизвестное — то есть назвав любовь именем бога. Тем самым он осознает свое смирение и свое несовершенство, свою зависимость, но одновременно и свою свободу выбирать между истиной и ложью". К. Юнг.

Подружиться с автором: https://www.facebook.com/aleona.lellet

Последнее изменение Среда, 25 Январь 2017 12:34
Алена

Эл. почта Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.
Другие материалы в этой категории: « Путь странника Жизнь с йогини, часть 6 »
Comments

Оставить комментарий

Make sure you enter the (*) required information where indicated.Basic HTML code is allowed.

Top Desktop version