Глубокие туры. Путешествия для души

Switch to desktop Register Login

Катманду. Область второй жизни.

Через 2 года у нее нашли рак. Она пережила первый шок и начала длительное лечение. Начался многомесячный курс химиотерапии. -  Рассказывала Хелена.

Мы сидели на полу, в ее квартире. Рядом с барами и музыкальными магазинами. Кто-то пел хит Джимми Хендрикса. -

" У меня не было ни волос, ни бровей. Ничего. Но в промежутках между сеансами я ездила в Индию. Мой врач говорил: " Ты сошла с ума, у тебя могут забрать страховку". Я не думала. Тогда я просто знала что Индия – это мое лекарство. И если он не спасет меня, то ничего не спасет. Я слушала свое сердце".

helena in nepal12

 Май 2009 года, Непал. Катманду. Я только встретила её и первый раз вместе мы пьем черный кофе в спальне ее квартиры в центре Тамеля - туристического района Катманду. Моя вечная сестра и подруга, которую я безмерно уважаю и люблю. Хелена.

«Как я выучила русский? Я ведь родилась в Словакии. Мы учили в школе русский язык. Раньше я говорила очень хорошо. Теперь без практики многое забылось. Хорошо, что ты понимаешь меня.

"Я уехала когда мне было 18 - вышла замуж за немца". - начала она свою историю - "Встретила его когда он гастролировал со своей группой по Словакии. Не могу сказать, что я долго думала о его предложении. Мы поженились очень быстро. Я просто хотела уехать из моей страны. Мои родители никогда не любили меня - мы были как с разных планет. Я знала это всегда. Я знала, что мой переезд был для них облегчением». – Начала она свою историю. - «Мы с мужем стали жить в Кольне. Это тихий город. Германия очень чистая. Ты знаешь...Но очень серая. Люди умирают там от депрессии. Мы жили с мужем свободно, на две квартиры. Другой вариант мне бы не подошел. Я всегда любила свободу больше чем что-либо другое в этом мире. Он уезжал на гастроли, я читала, работала. Занималась нашим сыном. Но постепенно возникло слишком много лжи. Мы тихо расстались. Не было ни каких обид.

Сначала я попала в Индию. Мне очень нравились эти люди. Образ жизни, свобода. Индию я понимала также хорошо, как музыку. Но однажды я решила посетить Непал, он ведь совсем рядом. Уже на границе, когда я еще не видела Непал, мое сердце стало выпрыгивать из груди. Я чувствовала, что это мой дом. Никогда в жизни я не ощущала ничего подобного. Я заболела Непалом сразу. Я жила просто для того, чтобы вернуться и жить в Непале. Но тогда я не понимала как это сделать. У меня не было денег, а пенсионный возраст был еще не скоро.helena 1
Потом я заболела раком. Болезнь прогрессировала. Началась химиотерапия.

Однажды, в Германии, уже на третьей стадии, когда я совсем пала духом, один человек порекомендовал мне женщину-оракула, которая может видеть будущее. Я тогда в это все не очень верила. В жизни у меня не было особой тяги к духовности. Ничего кроме музыки – если ее можно назвать проявлением духовного мира. И еще лекции Далай-Ламы, которые я иногда читала в интернете. В общем, мне было уже все равно. Я пошла к ней, ни на что не надеясь. Такое тогда было у меня время.

Как только я вошла в ее комнату, она проводила меня долгим взглядом и сказала: « Ты не умрешь».

Едва присев, я стала слушать о собственном прошлом - все в деталях. О моем браке, о муже. Конечно, я решила, что она просто как-то узнала об этом, может быть от моих друзей. Тогда мой ум был согласен только на эту версию.

Но потом она сказала кое-что такое, о чем никто не знал. Она сказала, что рядом со мной сейчас стоит девочка. Что ей десять лет. Что я потеряла эту девочку, но она все еще со мной, она помогает мне. И тогда я поняла, что эта женщина говорит правду. Это была та правда, о которой никто знать не мог.

Десять лет назад у меня случился выкидыш. Я тогда очень переживала, я знала, что это была девочка. Никто, даже мой сын, не знает об этом. Этот ребенок был от моего любовника. И сам любовник никогда не знал о том, что у него мог быть ребенок от меня. Никто из моих друзей не мог этого знать тоже.

Затем она стало говорить мне о будущем. Она сказала, что я смогу победить рак. И после этого уеду домой. Что там у меня будет еще один ребенок, мальчик. И я буду счастливее, чем сейчас. И я ей не поверила. Я бы никогда не вернулась в Словакию, я ненавидела эту страну. И была счастлива, что не живу там больше. Во время лечения рака у меня вырезали матку. Я не могла иметь детей.

Но через какое-то время болезнь стала отступать. Я получила пенсию по болезни. Я уехала из Германии и смогла жить здесь в Непале.

Дальше ты знаешь. Ты видишь моего сына. Сачан, моя душа. Я нашла его в коробке на улице Катманду пять лет назад. Ему было четыре года.  Он там спал - в коробке, посреди улицы. Его оставила мать и о нем заботились другие бездомные мальчишки.  - Да, в Катманду почти нет мусорных урн – продолжала Хелена. - Мусор это уж совсем лишние затраты для такой бедной страны. Четыре раза в неделю специальная машина объезжают город. Эти машины принимают пакеты с пластиком, пакеты с бумагой, другой мусор. Все это собирают бездомные дети. За эту работу им платят один доллар в день, и они выполняют ее по ночам, после заката солнца и до утра. Они ходят по улицам и собирают наш мусор - пакеты, этикетки, испорченную еду пластик. Эти дети приходят из ближайших деревень, они сами сбегают из дома из-за жестокого обращения родителей, из-за тяжелого детского труда. Потому что их не пускают в школу. А иногда сами родители приводят своих детей в эти организации, которые эксплуатируют детей и связаны с мафией.

Сачан помнил где он жил до того как оказался в Катманду. Деревня находилась в горном районе Лангтанга. Ох, нужно было взобраться так высоко. Я никогда этого не забуду. Я чувствовала каждое биение моего сердца, когда мы поднимались вверх по ступенькам в ту горную деревню.

Я наша только его бабушку и дедушку. Они уже очень старенькие. Оказалось, что его мать и отец живы. Они женились не по любви и через несколько лет после рождения Сачана, его мать оставила своего мужа, сбежав к другому мужчине в Индию. Тогда отец Сачана  запил. Ребенок был уже никому не нужен. Мать отвезла его в Катманду и отдала на улицу в банду молодых попрошаек. Она его просто выбросила.

Ох, он такой хороший мальчик, такой умный. У него очень хорошие результаты в школе, особенно по математике. Недавно у Сачана был День Рождения. Мы пригласили его отца на день рождения. В ресторан. Сачан так радовался, что увидит отца. Тот пришел, но почти не говорил. Он просто ел. Сачан был ему не интересен. Он поел и ушел. Это все. Он пришел только потому, что он хотел посмотреть на дорогой ресторан, не на своего сына.

helena 8
Моему сыну в Германии. Ему 28 лет. Я ему уже не нужна. А мы с ним делаем уроки, ходим в школу, играем" - говорит она мне, поглядывая на сына, разгоняющего воздушные шарики, разбросанные по комнате. - "Сейчас я думаю, что если бы не рак, я бы не получила второе рождение - мой новый дом в Катманду, моего сына и жизнь в музыке, которую я так люблю. Теперь я чувствую себя много счастливее...

Последнее изменение Вторник, 02 Май 2017 14:38
Алена

Эл. почта Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.
Comments

Оставить комментарий

Make sure you enter the (*) required information where indicated.Basic HTML code is allowed.

Top Desktop version